17:46 

Часть 5. (бета http://pblshka.diary.ru/)

Ему стало удобно. Удобно доверять ей, ловить ее восхищенные взгляды, когда работает с пациентами, приглашая Розу с собой; он даже подумывал о том, чтобы рассказать ей о своем приработке в клинике маглов, но не торопился, ждал подходящего момента, потому что боялся... После инцидента с рыжей незнакомкой подобного больше не происходило, но и на операционном столе с тех пор не оказывалось молодых, красивых девушек, и все же Драко опасался, что это может повториться.

Мысль о том, что Роза заменит его в подобных операциях, где нужно работать с молодыми пациентками, не давала ему покоя, но решиться на разговор Драко никак не мог - удобного случая не подворачивалось.

Кроме того он стал подмечать едва уловимые изменения: рядом с пончиками теперь всегда лежал свежий выпуск ежедневной газеты все еще пахнущий типографской краской, а когда Драко входил в кабинет, он заставал Розу то наливающей в чашку кофе, то раскладывающей на его столе бумаги, а то и просто вытирающей пыль с подоконников. Форменная мантия ее теперь всегда была расстегнута, а под ней - модные, открытые наряды, наталкивающие мужчину на мысли о стройных ножках и упругой груди.

Это не тревожило его, если бы не постоянные взгляды Розы, задерживающиеся на остром подбородке и заставляющие Драко машинально проводить по нему ладонью, спрашивая: «Все ли в порядке?». Она вздрагивала и быстро отводила взгляд в сторону: «Нет-нет, ничего, мистер Малфой, просто задумалась...» Мелочи, недостойные пристального внимания, пока не настало событие, ежегодно выбивающее коллектив Святого Мунго из рабочей колеи на пару дней, а именно - День Рождения Главного Колдомедика.

Еще с утра из кабинета в кабинет начали перелетать записки, через которые обсуждались и предполагаемое меню с напитками, и достойные наряды, и даже прошлогодние воспоминания о том, кто и что натворил, перебрав огненного виски. Их было столь много, что они походили на рой красных и молчаливых пчел.

Драко тоже получил приглашение украшенное виньетками. Предупредив жену, он, как и предполагал, не получил никакого ответа. Памятуя о том, в каком состоянии он обычно заявлялся в дом после таких мероприятий, Астория обиделась заранее, но так как считала, что проигнорировать мероприятие будет признаком плохого тона, смирилась.

Роза увлеченно заполняла очередной эпикриз, когда об ее голову ударился приметный красный самолетик.

– Ого, – весело воскликнул Драко, – кажется, вы тоже приглашены.

Улыбнувшись, девушка сорвала печать с пергамента и приступила к чтению, и вскоре, с мелькнувшим в глазах недоверием, сообщила, что так оно и есть.

И тогда Драко неожиданно, даже для самого себя, произносит:

– О, дорогая мисс Уизли, прошу оказать мне честь быть на празднике моей сопровождающей.

– Мне лестно это слышать, мистер Малфой. Но разве вашей жены не будет с вами?

– Вы, наверное, не знаете, но на эту вечеринку приглашены только сотрудники Госпиталя.

– Как не хорошо, – внезапно помрачнела она, – значит, мне нельзя привезти своего друга.

У Драко мгновенно портится настроение, и виной тому не туча, внезапно заслонившая за окном небо и лишившая кабинет теплого дневного света; он вдруг осознал, что слишком привык видеть в глазах Розы восхищение собой, не задумываясь о том, какие ответные чувства рождает в нем сама девушка. Вот и теперь эта абсурдная сцена требовала хоть какого-то внятного ответа с его стороны, а он смог произнести лишь:

– Увы, но на этом празднике вашим кавалером могу быть только я.

– Извините, но тогда я вынуждена отказаться от приглашения. Если честно, то у меня на этот день запланирована встреча.

Драко неопределенно качнул головой:

– Боюсь, это плохо отразится на вашей карьере, мисс Уизли. На приглашения большого начальства не следует отвечать отказом.

Было заметно, как ответ опечалил Розу, но она, тем не менее, согласно кивнула.

* * *

Драко любил зеленый цвет, и он отлично гармонировал с его серебристой мантией и парадным костюмом, но то, что шифон этого же оттенка будет превосходно смотреться и с рыжими волосами Розы, даже предположить не мог. Восхищенный этим обстоятельством, он подал ей руку, и ладонь девушки с маленькими, красивыми и без извечных чернильных пятен пальцами, впорхнула в нее, словно мотылек. Высокая аккуратная прическа обнажила белую шею, а длина платья стройные ноги, декольте же... выше всяких похвал.

Кружа Розу в первом за вечер танце, он подумал, что она, пришедшая на праздник, и та, которая каждый день сидит в его кабинете и корпит над рукописями, так непохожи друг на друга. Драко осторожно сминает мантию на ее спине, чуть теснее прижимая девушку к себе. Реакция – улыбка, чуть тронувшая полные губы. Награда – тонкая талия под его рукой.

– Прекрасно танцуете, мисс Уизли, – не скупится на похвалу Малфой.

– Рядом с таким партнером это не сложно.

Наряд Розы привлекает излишнее внимание собравшихся, и Драко с неудовольствием отмечает, что завтра, наверняка, начнутся разговоры об их любовных отношениях, и это вполне можно расценить как комплемент его возрасту, с той лишь оговоркой, что в действительности ничего подобного нет.

Все это праздной мыслью проносится в голове чародея, и он вздрагивает, осознав это, а так же то, что взгляд его прочно поселился в декольте зеленого платья Розы, но она, кажется, этого даже не заметила; она щебечет и шутит в ответ на его невпопад сказанные фразы, а оттанцевав третий вальс подряд, берет из его рук бокал с шампанским. И Драко понимает, что поступает нечестно, когда в следующем бокале оказывается коктейль из джина и лайма, а потом хорошая порция коньяка. Он и сам не отстает от Розы, добавляя в кровь алкоголь.

Чуть позже, когда остальные гости, изрядно захмелев, стали расходиться по укромным местечкам, он тоже предложил выйти на балкон - подышать свежим воздухом, оправдываясь тем, что в зале, где проходит торжество, слишком душно и накурено. Драко надеется, что ночная прохлада приведет его в чувство или может в глубине души ему просто хотелось, чтобы шло все именно так.

Когда его рука ложится на тонкую талию, по-хозяйски проникнув под мантию, он проклинает себя и обожествляет этот момент и ее губы. Он удивлен, ведь прикрыв глаза, девушка первая тянется к нему за поцелуем, но, остановившись в дюйме от лица, начинает тереться щекой об его подбородок, вздрагивая всем телом, а мгновение спустя, отстраняется, шепча в ворот мужской рубашки:

– Мерлина ради, простите!
Но его уже не остановить - он больше не подвластен самому себе, и потому, обхватив руками девичье лицо, приближает к себе, чтобы слить их губы в поцелуе.

Сладко.

Тихо.

Нежно.

– Пойдем в кабинет? - Драко прерывает поцелуй.

Она кивает и дает увести себя через темноту коридорных лабиринтов, в конфиденциальной тишине которых оставлены последние сомнения.

Драко запечатывает дверь и камин, едва не роняя палочку из дрожащих от вожделения пальцев, когда Роза, наконец, снимает мантию и остается в одном платье. Оно обтягивает, точно повторяя фигуру девушки.

– Развернись, – шепчет мужчина.

Она выполняет просьбу, и в полумраке ее лицо отражается в зеркале на комоде. Спина обнажена до самой талии. Ладони Драко ложатся на бедра и скользят вверх, повторяют линии девичьего тела. Он шипит от желания, когда сквозь тонкую ткань сжимает полную грудь, и видит, как в зеркальном отражении вспыхивают черные солнца расширившихся зрачков. Его рука медленно взбирается наверх, к приоткрытым губам девушки; Драко хочет упасть, погрузиться в них полностью. Он проводит по ним рукой, слегка приоткрывая, и Роза, со стоном, впускает палец, лаская его языком словно леденец, закрыв глаза и запрокинув голову назад.

Драко начинает вытаскивать шпильки из прически, одну за другой, и они с тихим звоном падают на пол, и звук этот на миг отрезвляет мужчину. Что они делают? Этот немой вопрос растворяется в жарком выдохе Розы; он опирается о край комода, выгибаясь в спине, остро и опасно прижимаясь к его бедрам.

На мгновение он оставляет ее рот, но только для того, чтобы руки его кольцом легли на хрупкую, белую шею. Драко осторожно усиливает давление, затрудняя дыхание, но Роза лишь прикрывает глаза.

Нравится.

Чуть сильнее, и тогда она просит:

– Пожалуйста, мистер Малфой, – и поднимает подол платья, но тут же с испугом роняет его, вздрагивая. – Нет! Нет-нет-нет! Мне нельзя раздеваться!

Подобно ужу, она выскальзывает из мужских рук, шурша платьем, как будто опускает занавес, срывая великолепную театральную постановку.

– Боишься? Не хочешь? – спрашивает он, и девушка прижимается к нему, ища поцелуя.

– Хочу! Хочу с того момента, как впервые услышала ваше имя. Но… раздевать меня нельзя.

– Почему?

Вместо ответа две слезинки, выкатившиеся из глаз, и она решительно отталкивает его. Глаза просят отпустить, а тело все еще вздрагивает от неудовлетворенного желания. Миг. Еще один, и взгляд становится трезвым. Драко ничего не понимает, но уже слышит взвизг дверных петель и быстро стихающую дробь каблуков.

Ушла.

URL
   

Little Dramione things

главная